postinor
ПYТЕIIIЕСТВNЕ 6YДЕТ Д0ЛГNМ


Снимок сделала лучшая девушка СССР — Скорлупа.

Посмотрел очередную антисоветскую ленту — "Счастье моё" Сергея Лозницы. Было интересно даже тогда, когда игровой фильм, созданный документалистом, начал предъявлять мне своё неправдобие: раз, два, три. Понравилось? — Наполовину.

Константин Победоносцев. У меня дома есть переведённая им Библия. В интернете, описывая "Счастье моё", некто процитировал следующую реплику: "Да знаете ли вы, что такое Россия? Ледяная пустыня, а по ней ходит лихой человек," — её обер-прокурор Святейшего Синода, запретивший Религиозно-философские собрания, адресовал Мережковскому.

Единственный интеллигент, предстающий зрителю за двухчасовой сеанс, скомпрометирован пораженческими взглядами: скоро немцы победят, они нация культурная и в Бога веруют, школы откроют, я буду учителем, убивать не хочу — хочу учить детей любви. Вскоре детонируют два заряда: заложенный документалистом, мечтающим показать всё, желательно — бесчеловечность советского солдата, и террориста от мифопоэтики: спящие жертвы облачены в вопиюще белое.

Главный герой, попадая в ад, теряет дар речи (голос, Логос). Его взгляд изменяет прежней лёгкости и живости, набирается платоновщины. Происходящему он отвечает дважды: падая и замерзая на дороге (спасли) и в финале.

Всех уложил. Всех до одного. В одну братскую могилу. Ни один сука не ушёл, ни один не улизнул от справедливой пули. Товарищ генерал! За Отечество, за мир во всем мире положил всех сук затылок к затылку, дырочка к дырочке, словно одной ничточкой прошитые, — задание выполнено. Суки будут лежать в земле, дети будут улыбаться, а звёзды будут сиять. Братская могила — мирная могила, товарищ генерал. Следы, следы... А я убил эти следы — и они растворились в воздухе. Товарищ генерал, к братской могиле добавлены убитые следы. Братская могила убитых следов, товарищ генерал. Наша победа стёрла все следы. Мертвецы молчат следами своих губ. Мертвецы — с нами в борьбе за мир во всём мире, товарищ генерал!"


Так прозвучит одно из свидетельств об аде — из уст старика, в советской форме идущего по дороге через лес. Мертвецы с нами. Неупокоенные души. Забытые жизни, чьим страданием напиталась и болеет Родина.